Соболь, кидус и куница

Martes (Martes) zibellina Linnaeus, 1758 — Соболь.

Распространение

Ареал вида почти полностью расположен в таежной зоне нашей страны и лишь на юго-востоке выходит за ее пределы в Монголию и северо-восточную часть Китая. За пределами бывшего СССР описаны несколько подвидов соболя, обитающих на островах Японии и в Корее. На Северо-Востоке европейской части России ареал соболя охватывает таежную часть Предуралья и Урала.

Описание

Соболь — хищное млекопитающее средних размеров. Общий тон окраски волосяного покрова изменчив — от палевой до темно-бурой или почти черной. Изредка встречаются хромисты, альбиносы. Контуры горлового пятна чаще размыты или оно отсутствует совсем. Голова, как правило, светлее туловища, хвост и лапы черно-бурые. На территории региона обитает подвид Martes zibellina zibellina Ognev, отнесенный к Тобольскому кряжу. Тобольский соболь — одна из наиболее крупных форм соболей, обладающая светлой окраской волосяного покрова. Он подробно описан в литературе (Павлинин, 1963).

Окраска уральских соболей также изменчива: бледная серо-буроватая, иногда коричневато-палево-желтая, изредка интенсивно бурая. Волос пышный, но грубоватый. Концы остевых черно-бурые, пух темно-голубой. Рыжина по всему туловищу, яркая на боках. Лапы черно-бурые. Хвост соболиного типа, короткий, от корня бурый, к концу черный. Горловое пятно редуцировано или представлено мелкими тусклыми пятнами с размытыми краями. Горловое пятно темно-оранжевое с размытыми краями, сплошное до передних лап. Ниже по брюшной части шкурки разбросаны мелкие пятна того же окраса. У всех просмотренных особей голова была светлее туловища.

Область распространения соболя на Урале и в Приуралье совпадает с ареалом лесной куницы. Встречаются здесь и их гибриды — кидусы.

Материал собран по морфологии и экологии куньих рода Martes. Период сборов охватывает 30 лет. С 1960 по 1991 г. обработано 1280 тушек. По тушке куница определяется почти безошибочно. К соболю относили зверей с коротким хвостом, размытым горловым пятном, заходящим за голову, и числом хвостовых позвонков не более 16. Бакулюм обычно раздвоен на дистальном конце. Кидусы имеют промежуточные признаки, число позвонков варьирует от 15 до 19, хвост короче, чем у куницы, и длиннее, чем у соболя, бакулюм на дистальном конце может быть замкнут в колечко или раздвоен. У некоторых особей хорошо выражен гетерозис: размеры крупнее, череп грубый, массивный. Таких зверей, без сомнения, можно было отнести к гибридам. В иных случаях возможно отнесение некоторых гибридов к соболям, или наоборот.

В период с 1960 по 1991 г. доля кидусов и соболей в популяции возрастала. Особенно заметно это стало с 1976—1977 гг. Увеличение доли соболей в этот период отметили Треничев и Куприн (1985) на западном склоне хребта Тулымский Камень в Пермской обл. По-видимому, этот процесс связан с высокой плотностью соболей в Зауралье и расселением зверьков на Запад. Некоторую роль сыграл интенсивный промысел куницы к западу от границ Печоро-Илычского заповедника и снижение плотности населения вида. Образовавшийся вакуум заполняли кидусы и соболя.

Интенсивную миграцию соболя в районе заповедника на Запад наблюдали зимой—весной 1978 г. (Сокольский, 1979).
Соотношение куниц и соболей в течение длительного 80-летнего периода изменялось. В добыче охотников б.Чердынского уезда куница составляла в 1912 г. 58.8 %, кидус — 26.9, соболь — 11.6 %. В 1930— 1935 гг. куницы добывали 80 %, кидуса — 7, соболя — 13 %. В 1940— 1941 гг. в бассейне р. Елмы куница составляла 65, кидус — 35 % (Юр- генсон, 1947).
Близ центральной усадьбы заповедника — пос. Якши — в сезоны 1960—1961 гг. по 1969—1970 гг. на 24 куницы добыт один соболь (4 %). С 1970—1971 гг. по 1979—1980 гг. на 82 куницы — 14 кидусов (14 %) и 3 соболя (3 %). В 1980—1981 гг. и 1990—1991 гг. в этом же районе на 32 куницы пришлось 4 кидуса.

Количество куниц в заготовках Илычского промхоза (Троицко-Печорский административный р-н Республики Коми) больше, это объясняется тем, что значительная часть шкурок поступала из района, где куница всегда преобладала. Место сбора нашего материала традиционно располагается восточнее, ближе к исконному ареалу соболя.

Среди кидусов и соболей больше особей старше 3 лет. Они поступили из сравнительно мало промышляемого района. Куницы добыты в средне и сильно опромышляемых районах, поэтому они моложе. Самки во всех пробах значительно моложе, что отражает соотношение возрастных групп в природе.

Сравнивая соболя, куницу и кидуса, видно, что, кроме общеизвестных различий в длине туловища и хвоста, имеются различия в размерах черепа, на что указывали Юргенсон, Язан, Граков. Измерения подтверждают вывод Юргенсона (1947) о том, что кидусы занимают промежуточное положение между куницей и соболем: они крупнее куниц и мельче соболей.

Если размеры туловища соболей, куниц и кидусов в наших сериях отличаются от приведенных Юргенсоном (1947) на 10—17 мм (самцы), промеры кондилобазальной длины черепа соболей и куниц совпадают. Исключение составляют кидусы: кондилобазальная длина черепа самцов равна 81.5 мм, что меньше не только для соболей Зауралья (85.8 мм), но и для печорских куниц (82.1 мм) (Юргенсон, 1947).

Граков приводит размеры самца и самки кидусов, полученных и выращенных в неволе, а также самца куницы и самки соболя. На основании того, что самец куницы (брат матери кидусов) был мельче самца кидуса, он делает вывод, что кидусы превосходят по размерам и соболя и куницу. Заметим, что кондилобазальная длина черепа самца куницы меньше, чем в нашей серии. Размеры самца соболя в работе Юргенсона (1947) не приведены, поэтому открытым остался вопрос: превосходит ли по размерам кидус соболя-отца.

По нашим материалам, соболи-самцы крупнее кидусов. Сравнивая размеры куниц, соболей и кидусов, видно, что туловище у кидусов достоверно длиннее, а хвост — короче, чем у куниц (р < 0.05). По длине тела соболи превосходят кидусов (р < 0.1) и уступают им по длине хвоста (р < 0.01). Число хвостовых позвонков варьирует: у куницы — наибольшее, у кидуса и соболя — наименьшее.

Два кидуса-самца в возрасте 2+, добытые на Приполярном Урале в районе горы Сабли, по длине туловища (480 и 490 мм) были значительно крупнее кидусов, измеренных в заповеднике, масса тела их составляла 1540 и 1258 г, т. е. они оказались значительно крупнее. Количество хвостовых позвонков — по 16, os penis — промежуточного типа.

Размеры черепа

По максимальной, кондилобазальной и основной длине черепа соболи превосходят кидусов, а кидусы — куниц. Разница между соболями и куницами, куницами и кидусами более убедительна (р < 0.001), чем между соболями и кидусами (р < 0.01—0.05). По скуловой ширине самцы-соболи превосходят кидусов, а кидусы — куниц. У самок разных видов разница по этому признаку не обнаружена. Заглазничная ширина наименьшая у соболей, наибольшая -— у куниц. По межглазничной ширине отличия у самцов невелики. Самки кидусов имеют максимальное значение этого признака. Длина верхнего ряда зубов наибольшая у соболя, наименьшая — у куниц (самцы). По высоте черепа в области барабанных камер куницы самцы превосходят кидусов и соболей. Наименьшее расстояние между барабанными камерами у соболя, среднее — у кидуса, наибольшее — у куницы (р <0.01). Такой же ряд у самок (j) соответственно < 0.02—0.05). Разница между соболем и кидусом по этому признаку наименьшая. По ширине хоан различий между видами нет. Приведем также размеры os penis. У куниц длина os penis колеблется от 37 до 45 мм (средняя 41.26 ± 0.7 мм), у кидусов — 34—45 (средняя 39.7 ± 0.44 мм), у соболей — 32—42 мм (средняя 37.9 ± 0.56 мм). Os penis у соболя достоверно (р < 0.001) короче, чем у куниц и кидусов (р < 0.02). Из 15 обследованных косточек os penis куниц 14 (93.3 %) имели куний тип строения (дистальный конец замкнутый в виде колечка) и 1 — подобие вилочки, не сросшейся в колечко.

Из 35 обследованных os penis у 21 кидуса (60 %) имела соболиный тип строения (вилочку), у 11 (31.4 %) — куний тип и у 3 (8.6 %) — почти сросшуюся вилочку.
Среди 25 косточек os penis у 20 соболей (80 %) обнаружена вилочка, у 3 (12 %) срослись и у 2 (8 %) почти срослись. Это срастание, однако, не образует ясно выраженного колечка; спирально скрученные отростки срастаются свободными концами.

Возрастные изменения черепа

Тимофеев и Надеев (1955) указывали, что с возрастом у соболя происходит уменьшение заглазничной, увеличение межглазничной и скуловой ширины. Отношение межглазничной ширины к заглазничной с возрастом увеличивается. Возрастные изменения этих признаков характерны для соболей, куниц и их гибридов с Верхней Печоры. Наиболее убедительна разница между самой младшей и старшей возрастными группами.

Остальные размеры с возрастом почти не меняются. У всех видов указанные выше изменения происходят в одном направлении. С возрастом также несколько уменьшается высота черепа в области барабанных камер — череп уплощается.

Численность

Соболю, кунице и кидусу в Печоро-Илычском заповед-нике посвящен ряд работ (Юргенсон, 1947; Теплов, Теплова, 1947; Теплов, 1960; Язан, 1962, 1972; Сокольский, 1967). Со времени этих публикаций произошли изменения в численном соотношении соболей, куниц и кидусов в верховьях Печоры. Численность куницы в темнохвой- ном районе заповедника достигла предела в конце 30-х годов, через 10 лет после его организации (Теплов, 1960), в районе боров — к середине 40-х годов.

По данным учета маршрутно-окладным методом, в феврале—марте плотность населения куньих в боровом районе заповедника изменялась в большей степени, чем в темнохвойном. Темнохвойный район является резерватом, где воспроизводится поголовье куньих. Причина более высокой плотности населения здесь куниц и соболей — более высокая численность доминирующих видов лесных полевок: красной и рыжей. В сосняках в среднем за 20 лет (1972—1991 гг.) на 100 ловушко-суток во время отлова белок в самоловные плашки попадало 0.32 ± 0.06 красных и рыжих полевок, в темнохвойном лесу — 2.33 ± 0.48, примерно в 7 раз больше. На площадках ежегодно отрабатывали 15—20 тыс. ловушко-суток.

Вторая причина — увеличение в популяции доли соболей. Соболь по сравнению с куницей способен создавать более высокие плотности населения. По данным Черникина (1991), плотность населения соболя в кедровниках Баргузинского заповедника может достигать 2—4 особей на км2. Вероятно, это связано с более полным использованием кормовых ресурсов (мышевидные грызуны, кедровый орех). Выступая в годы урожая кедрового ореха как преимущественно растительноядное животное, соболь перемещается на более низкий трофический уровень, и это, на наш взгляд, одна из причин высокой плотности его населения.

Колебания численности куниц и соболей могут быть вызваны обилием или недостатком кормов, миграциями, уменьшением числа самок, участвующих в размножении, и сокращением приплода. Однако эти изменения не всегда заметны на совершенно неопромышляемой территории. Там популяция, как правило, в большинстве своем состоит из взрослых особей. Они менее склонны покидать обжитые индивидуальные участки. Выселяются главным образом молодые звери. Стабильность населения куниц и соболей в неопромышляемых местообитаниях отмечали Раевский (1947) и Теплов (1960).

Более заметные колебания плотности населения куниц в бору заповедника связаны в числе других причин с небольшими размерами участка (15.8 тыс. га). За границами участка ведется интенсивный промысел куницы. Это способствует оттоку зверей с неопромышляемой территории.
Темнохвойный участок заповедника площадью более 700 тыс. га представляет резерват, где популяция существует без вмешательства человека. Излишек поголовья животных в таких условиях выселяется за пределы заповедника. Это доказано Черникиным (1991). В течение 23 лет он метил соболей на территории Баргузинского заповедника. Меченые особи добыты за его пределами, причем не только молодые, но и взрослые, особенно самцы.

Многие исследователи отметили связь между численностью полевок и успешностью размножения куницы и соболя. Однако она обнаруживается не во всех популяциях. Карташова и Карташов (1990) приводят пример, когда в одной популяции соболей была обнаружена такая связь, а в другой — нет. На нашем материале между численностью лесных полевок (число зверьков на 100 ловушко-суток) и процентом сеголеток в популяции куньих обнаружена достоверная корреляция: г = 0.79, р< 0.00001. Проанализированы данные за 1971—1990 гг.

Состав популяции по полу мы рассматривали ранее (Сокольский, 1967), Данные, полученные позже, подтвердили общую закономерность: в младших возрастах у куниц и соболей преобладали самки, в старших — самцы. Исключение составили кидусы: в младшем возрасте у них преобладали самцы. В неопромышляемых районах в популяции преобладают самцы, как более долгоживущие. Для кондососвинского соболя это показано Раевским (1947), для баргузинского — Черникиным (1991).

Преобладание самок в младшей возрастной группе в промысловых пробах, на наш взгляд, вызвано не столько их более частой рождаемостью, сколько преимущественным по сравнению с самцами расселением на освободившиеся участки. По данным Черникина (1991), молодые самки соболей менее склонны задерживаться вблизи мест рождения и в среднем перемещались дальше, чем молодые самцы и взрослые самки. Высказано предположение (Сокольский, 1967) о замедлении темпа роста популяции в малоопромышляемых угодьях из-за преобладания взрослых самцов. Преимущественное расселение молодых самок способствует успешной экспансии вида. Выселение самок с материнских участков может препятствовать инбридингу.

Целесообразно несколько ограничивать промысел на интенсивно о промышляемых участках и осваивать мало промышляемые угодья. Эта мера поможет сократить  преимущественный отстрел молодых самок, привести к выравниванию соотношения полов и увеличению продуктивности популяции.

Полевки в питании кидуса и соболя встречаются чаще, чем в рационе куницы (р < 0.001). Землероек куницы поедают чаще, чем кидусы и соболи (р < 0.01 и 0.05). Белку куница ловит и поедает значительно чаще, чем кидус (р < 0.001) или соболь (р < 0.05). Это говорит о ловкости куницы в верхнем ярусе леса и способности передвигаться грядой. Кидус и соболь этими качествами не обладают. Глухаря и рябчика куница также ловит чаще, чем соболь. Кидус рябчика ловит примерно с такой же частотой, что и куница. Кедровые орехи соболь и кидус поедают почти с одинаковой частотой. Куница чаще поедает рябину, кидус и соболь ей в этом уступают. Охотно поедают куница, соболь и кидус бруснику, чернику, голубику, малину, иногда черемуху. В желудках зверей ягоды в период промысла встречаются редко.

Собранный материал позволяет сравнить питание молодых и взрослых зверей.

Полевок молодые звери поедают чаще, чем взрослые, видимо, это более доступный для них корм. Более убедительна разница для молодых и взрослых кидусов и соболей (р < 0.001). Белок молодые куницы потребляют почти с той же частотой, что и взрослые. Взрослые кидусы и соболи едят белок гораздо чаще, чем молодые (р < 0.001—0.005). В охоте на белку для этих видов опыт играет значительную роль. Рябчиков взрослые кидусы поедают чаше, а взрослые соболи реже, чем молодые. Кедровые орехи взрослые куницы и соболи используют в рационе чаще, чем молодые (р < 0.05). Молодые и взрослые кидусы поедают этот корм почти с одинаковой частотой.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector