Пресноводные морские заливы

Внимание исследователя, попавшего в оазис Ширмахера в Антарктиде, не может пройти мимо интереснейшего явления природы — пресноводных водоемов, справедливо, однако, названных морскими заливами. Цепочка этих водоемов вытянута вдоль северной границы оазиса и отделена от океана 80-километровым поясом шельфового ледника, на поверхности которого нет никаких признаков, свидетельствующих о связи заливов с океаном. Напротив, выпуклости и складки, которые сменяют спокойный характер ледниковой поверхности по мере приближения к оазису, говорят о том, что ледник касается здесь грунта. И тем не менее связь между ними существует.

Наиболее характерным проявлением этой связи служат приливо-отливные колебания уровня. Наблюдения, выполненные в одном из заливов (а все они соединены между собой), обнаружили, что приливные колебания имеют характер неправильных полусуточных, т. е. с двумя полными и двумя малыми водами, но существенно различными амплитудами. Амплитуда сизигийного (максимального за полумесяц) прилива достигает 230 см. Для подъема уровня на эту высоту объем вод в заливах должен довольно значительно увеличиться за счет приноса сюда морских вод. Каково же было удивление, когда вместо соленой морской воды, которую предполагалось здесь встретить, по крайней мере на глубине, была найдена повсюду слабо минерализованная пресная вода, заполняющая водоемы от поверхности до дна.

Морские заливы являются теми естественными резервуарами, куда стекают в летнее время талые воды с оазиса и шельфового ледника. Поддерживаемый этим стоком подъем уровня возбуждает в заливах течение, направленное в сторону океана. В результате морские воды, если они даже когда-то и были в заливах, постепенно вытеснились из них, уступив место пресным водам. Заливы круглый год покрыты льдом. За девять лет, прошедших с начала наблюдений, они не вскрывались ни разу. Сохранение в них ледового покрова вызывает особый интерес потому, что большинство озер, расположенных в самом оазисе, вскрываются ежегодно.

В заливах лед достигает 3-метровой толщины. Летнее стаивание, иногда весьма интенсивное, к концу зимы полностью компенсируется естественным нарастанием льда снизу. Его ровная и бесснежная поверхность плавно переходит на севере в поверхность шельфового ледника, испытывающего вдоль оазиса повсеместный подъем до отметок 30 и более метров над ур. м. Приливы и в то же время отсутствие морских вод в заливах указывают на сложный характер их взаимосвязи с океаном, на существование определенных условий, препятствующих свободному водообмену. Основную преграду на пути морских вод к берегам оазиса представляет шельфовый ледник, отделяющий заливы от океана. На границе с оазисом он покоится непосредственно на грунте.

У западной оконечности оазиса поверхность шельфового ледника испытывает понижение, вытянутое в сторону моря. Наряду с некоторыми другими показателями это позволяет предполагать, что здесь ложе прорезано желобом, не перекрытым полностью ледником. По этому желобу и происходит водообмен заливов с океаном. Характер связи заливов с океаном имеет принципиальное значение. И вот почему. При виде огромной мощи шельфовых ледников, сползающих по склону и грозно нависающих над оазисом, кажется просто невероятным, что этот маленький островок земли смог противостоять такой могучей силе. Четкие следы деятельности ледников свидетельствуют, что еще совсем недавно льды полностью покрывали поверхность оазиса, как покрывают они сейчас все побережье континента.

Потепление климата привело здесь к отступлению кромки ледников и освобождению оазиса ото льда. Кроме того, оно охлаждалось существенным уменьшением мощности ледяного панциря, особенно в краевой части континента, что повлекло за собой перестройку схемы движения льда. Сопоставляя результаты современных наблюдений с теми косвенными показателями смещения ледников в прошлом, которые оставлены ледниками на скальных поверхностях (шрамы, штриховка и т. п.), можно убедиться, насколько заметно сказалось потепление на движении льда в районе оазиса.

Единый ледовый поток, сползая по склону, раздваивается (два ледниковых языка как бы обволакивают оазис — один с восточной, другой — с западной стороны), чтобы затем вновь сомкнуться. Это раздвоение по мере приближения к оазису связано, по-видимому, с особенностями строения чрезвычайно изрезанного и неровного коренного ложа. Изменяя направление движения, подледный рельеф ложа играет основную роль в сохранении оазиса: он как бы отводит от него страшную силу ледника. Подтверждением служит и то, что кромка ледника, граничащего на юге с оазисом, малоактивна.

Однако, с северной стороны оазиса, где располагаются морские заливы, не видно не только каких-либо следов отступления ледника от берега, а, напротив, наблюдается обратное явление — смещение кромки ледника в сторону оазиса, частичное заполнение заливов обломками материкового льда. Уже и сейчас заливы несут на себе яркие следы напора со стороны внутреннего края шельфового ледника. Поверхность участков, подверженных напору, настолько усложнена бесконечным оазно-образием форм вздыбленною льда, что трудно отделаться от впечатления хаоса, полного отсутствия какого-либо порядка. И лишь при осмотре заливов с высоты становятся видны параллельные берегу ледяные валы.

Напор шельфового ледника и связанное с ним явление деформации ледяного покрова особенно ярко проявляется в западной части оазиса. Морщинистая поверхность ледника занимает здесь обширную площадь, она подступает к самому берегу так близко, что исчезают даже столь характерные признаки заливов, как приливные трещины. Яркие следы напора несут на себе и торосы, образовавшиеся на приливных трещинах. Возникшие в результате постоянного трения льда, который испытывает вертикальные колебания, эти торосы по,г действием напора образуют характерный для них крутой, а местами даже скошенный внутрь передний склон.

Заполнение заливе в обломками шельфового ледника неизбежно должно вылиться в существенное ухудшение их взаимосвязи с океаном.

Уже сейчас связь значительно затруднена. Об этом говорят крайне слабые течения в заливах, несмотря на значительные приливные колебания уровня. Вместо свободного влива вод наблюдается их просачивание через трещины в леднике и неровности коренного ложа, которые пока не перекрыты ледником. Прекращение водообмена заливов с океаном (при том же что и сейчас, ежегодном стоке в них талых вод) имело бы весьма серьезные последствия как для самих заливов, так и для всего оазиса Ширмахера. Достаточно прерваться этому водообмену — и тотчас начнется оледенение оазиса, вызванное не климатическими изменениями, а простым перераспределением льда. Талые воды, не найдя выхода в океан, будут поднимать уровень заливов, переливаться и на шельфовый ледник и замерзает , Постепенно внутренняя кромка этого ледника поднимется до уровня оазиса, и тогда наступит частичное или полное его оледенение. Факты, свидетельствующие о заполнении заливов, позволяют думать, что развитие процессов идет именно в этом направлении.

Добавить комментарий