Homo Habilis, или «Человек умелый»

С каждым годом сведения об отдаленном прошлом человечества пополняются новыми данными. Нахождение костных остатков вымерших животных дает возможность для разгадывания путей, по которым продвигался процесс гоминизации высших обезьян. Согласно известным сведениям, процесс антропогенеза прошел через несколько хорошо разграниченных стадий:

  1. обезьян-предшественников, или догоминидную;
  2. предлюдей или австралопитеков;
  3. древнейших людей, или питекантропов;
  4. древних людей, или неандертальцев;
  5. пресапиентлую;
  6. современного человека.

Между стадиями можно подметить и формы гоминид с промежуточными особенностями.

В последние годы наука обогатилась значительным числом новых данных, затрагивающих именно вторую стадию антропогенеза. Благодаря находкам мы теперь знаем, что австралопитеки («биологическая модель» наших ближайших предков, о которых пока было только известно, что они населяли Южную Африку), в действительности существовали на значительно более обширной территории: их ареал обитания охватывал также Восточную Африку и ту часть Судана, которая граничит с озером Чад, а также Юго-западную Азию (Палестина).

Находки из Восточной Африки начинали накапливаться еще со временен первой мировой войны, когда немецкий вулканолог Ганс Рек в 1913 г. открыл в Олдовайском ущелье человеческий скелет. Первоначальное утверждение Река, что возраст скелета соответствует возрасту геологического пласта, в котором он был найден (т. е. среднему плейстоцену), впоследствии было опровергнуто. Большинство исследователей пришло к выводу, что речь идет об остатках современного человека, а скелет просто соскользнул во время наводнения в более низкий слой земли. И действительно, на черепе отсутствовали признаки примитивизма, характерные для древних людей.

С 1926 г. палеоантропологические исследования в Восточной Африке начал производить молодой английский антрополог Луис Лики. В местности Эльментейта он открыл позднепалеолитический (или мезолитический) скелет. Но особенно богатыми были находки древнекаменных орудий.

Еще в начале своей деятельности Лики нашел их великое множество. В 1931 г. к Лики присоединился Г. Рек и они успели выкопать в месте прежней находки Река немало кварцитовых орудий с очень примитивной обработкой. Некоторые из них имели форму каменных ножей. Большие кости животных, найденные вместе с этими орудиями, были разбиты, вероятно, с целью извлечения костного мозга — излюбленной пищи древнего человека.

Особенно счастливыми для палеоантропологии Восточной Африки оказались последние годы. 17 июля 1959 г. жена Лики — Мери Лики нашла в Олдовайском ущелье в очень древнем слое, вместе с каменными орудиями и размельченными костями животных, части черепа, по которым сразу было установлено, что он принадлежит существу, во многом сходному с австралопитеками. Но вследствие известного своеобразия ему было дано новое название — зинджантроп. Позднее, в 1960 г., были найдены костные остатки еще трех подобных же индивидов.

В начале декабря 1960 г. был найден череп, обладатель которого, как считал Лики, стоит ближе к питекантропам, нежели к австралопитекам. При позднейшем изучении Лики пришел к выводу, что здесь речь идет о совершенно особой форме, названной им Homo habilis. По мнению Лики, это — не представитель австралопитеков, к которым относится найденный им ранее зинджантроп, а совершенно новый вид гоминид. Костные остатки представлены нижней челюстью, обоими теменными костями и косточками кисти молодой особи, а также костями кисти и стопы, ключицей и фрагментами нижней челюсти и зубами взрослого индивида. Кроме того, найден неполный череп другой молодой особи.

Каменные орудия, найденные вместе с костными остатками древних представителей гоминид в Восточной Африке, согласно Лики, были обработаны этим самым Homo habilis, а не зинджантропом, как думали раньше. Зинджантроп и Homo habilis относятся к одному геологическому горизонту: они были современниками. Таково, по крайней мере, мнение Лики. Однако, согласно Ф. Тобиасу и Дж. Нейпиру, речь идет о двух последовательных стадиях антропогенеза. Лики полагает, что в конце нижнего плейстоцена и начале среднего плейстоцена в Восточной Африке существовали одновременно две отдельные ветви гоминид — австралопитеки, представленные зинджантропом, настоящие гоминиды, представленные древнейшим человеком, изготовляющим каменные орудия.

По нашему же мнению, речь идет о формах, отличающихся разными темпами эволюции, причем Homo habilis — более прогрессивная форма, находящаяся ближе к следующей стадии эволюции и занимающая промежуточное положение между австралопитековыми и питекантропами. Но формально Homo habilis надо причислить к австралопитекам и рассматривать его как форму более прогрессивную и далеко ушедшую вперед в развитии.

Лики и его сотрудники полагают, что их открытие требует ревизии таксономического положения всех африканских и азиатских находок ископаемых гоминид. В подтверждение высказанного нами мнения мы можем привести пример синантропа, которого можно принять, по крайней мере морфологически, за прогрессивную форму питекантропа и стоящего ближе к следующей стадии эволюции, а именно к неандертальскому человеку.

В 1962 и 1963 гг. были сделаны новые находки ископаемых гоминид в Олдовайском ущелье. Найдены фрагменты массивного черепа и неполный череп молодой особи с верхней и нижней челюстями и почти полным набором зубов; несколько фрагментов черепного свода взрослого индивида, вероятно, мужского. Значение последней находки увеличивается от того, что сохранилась большая часть лобной кости с надглазничной областью.

В январе 1964 г. в 80 км северо-западнее Олдовая, в средне-плейстоценовых отложениях была найдена хорошо сохранившаяся нижняя челюсть представителя восточноафриканских австралопитеков.

В связи с находками древних гоминид в Восточной Африке пришлось пересмотреть некоторые важные проблемы антропогенеза и генеалогии гоминид. Так, например, Дж. Нейпир предлагает ввести новую стадию человеческой эволюции, а именно — стадию ранних человеческих форм, в которую надо включить и Homo habilis. Того же мнения придерживается Ф. Тобиас. Он основывает свои заключения на объеме черепной полости Homo habilis, согласно счислениям колеблющегося между 643,7 и 723,6 см3 и занимающего промежуточное положение между объемами черепной полости австралопитеков (600 см3) и питекантропов (915 см3).

Другие авторы, например Кемпбелл, считают, что нет достаточно оснований отводить особое место Homo habilis в генеалогии гоминид. Согласно Кемпбеллу, опубликованные отчеты о находках в Олдовае еще недостаточно обстоятельны и не доказывают существования нового человеческого вида. Некоторые авторы (Кеннет, Кемпбелл) полагают, что телантроп капский и Homo habilis относятся к одному виду. Мы считаем, что наше мнение о Homo habilis как прогрессивной форме австралопитековых, занимающей промежуточное положение между ними и питекантропами,— наиболее правдоподобное.

Нет надобности в выделении специальной стадии для Homo habilis, хотя он отличается большей не только морфологической, но и социальной прогрессивностью по сравнению с австралопитеками. Конечно, надо набраться терпения и подождать, пока накопится больше достоверных данных об этой форме ископаемых высших приматов. Для сравнения приведем данные относительно размеров мозга синантропа, которого можно рассматривать как прогрессивную форму питекантропов.

Средний объем черепа синантропов примерно равен 1043, у питекантропов он равен— 867, а у неандертальцев — 1250 см3. Отсюда ясно заметно промежуточное положение синантропов.

Аналогичные находки сделаны в окрестностях озера Чад в 1962 г. и в Палестине (Тель-Убейдиа) — в 1961 г. Возник спор относительно того, к кому они ближе: к зинджантропу и к австралопитекам или к Homo habilis. Сюда можно прибавить находки очень сходных ореопитеков из Южной Европы, систематическое положение которых еще окончательно не установлено.

Значение всех описанных находок состоит в том, что они значительно расширяют ареал обитания примитивнейших человеческих существ. Создается мост между ископаемыми человекообразными азиатского и африканского материков. В связи с этим перед нами еще более остро возникает вопрос о древнейшей прародине человека и о моноцентрическом или полицентрическом протекании гоминизации. Кроме того, подобные находки пополняют генеалогию гоминид еще одним звеном, занимающим промежуточное место и укрепляют наши представления о преемственности стадий человеческой эволюции.

Между антропологами мира сейчас идут оживленные дискуссии вокруг новейшей находки, сделанной Луисом Лики. Куда отнести найденные костные фрагменты презинджантропа, или, как назвал его открыватель, «человека умелого» из Олдовайского ущелья? Наибольшее внимание привлекают кости левой стопы, судя по особенностям которых это существо могло лучше передвигаться на двух ногах, чем разные виды древних австралопитеков — двуногих обезьян Южной и Восточной Африки.

Но, как полагает большинство советских антропологов, этого еще мало для того, чтобы объявить презинджантропа несомненным человеком, притом уже «умелым». Ведь его головной мозг был невелик (около 650 см3, если не меньше), а по степени развития тоже оставался еще в пределах, свойственных австралопитековым обезьянам, к кругу которых презинджантропа скорее и надо отнести. А древнейшие люди, вроде яванского питекантропа, обладали более крупным головным мозгом, не говоря уже о синантропах с их максимумом в 1200 см3.

И вряд ли можно считать несколько, будто бы обработанных камней, или речных галек, найденных неподалеку от костей презинджантропа, его искусственными орудиями. Сколы на них малочисленны и носят случайный характер. Они могли быть сделаны непреднамеренно при попытках убить ящерицу или какое-нибудь другое мелкое животное во время преследования добычи на каменистом грунте, да и то сомнительно. Научно более обоснованно, как справедливо и пишет автор предлагаемой вниманию читателя статьи, болгарский ученый доктор Е. Ангелов, считать Homo habilis крупной человекообразной обезьяной.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector