Дети нуждаются в ласке. Причины задержки в физическом развитии ребенка

Давно замечено, что дети развиваются очень плохо, если окружающие настроены к ним враждебно или даже просто равнодушно. До наших дней дошла легенда о Фридрихе II, правителе Сицилии XIII века Фридрих, владевший шестью языками, полагал, что все люди рождаются на свет, зная некий первичный язык, но потом забывают его.

Он решил установить, что это за язык. Несколько только что родившихся младенцев были разлучены с матерями и отданы под присмотр кормилицам. Фридрих приказал пусть дети растут в тишине и не слышат ни единого человеческого слова. Он рассудил, что дети впервые заговорят на естественном языке человека, не искаженном никаким воспитанием. «Но труды его были тщетны,— сообщает летописец. — Все погибли, ибо они не могли выжить без ласки, без улыбок, без слова любви».

Один испанский священник писал в 1760 году: — «В приютах дитя становится печальным, и многие умирают от грусти». Болезни и недоедание, конечно, тоже делали свое дело. Но даже в XX веке американские врачи отмечали, что и при правильном, современном уходе 90% младенцев выживали в сиротских домах не более года.

Только в последние 30 лет наука приблизилась к пониманию причин происходящего. Было установлено, что тревоги по поводу нехватки материнской любви — вовсе не дань сентиментальности.

Изучение болезни

Сотрудники Психоаналитического института (Нью-Йорк) изучили 91 историю болезни воспитанников детских домов. Они обнаружили, что хворавшие дети постоянно проявляли беспокойство и грусть, что периоды длительной бессонницы перемежались у них с периодами оцепенения. 34 ребенка из 91 погибли, «несмотря на хорошее питание и тщательный медицинский уход». На возраст от 7 до 12 месяцев приходилась самая высокая смертность. Выздоровевшие дети потом сильно отставали в физическом развитии.

В других работах с поразительной наглядностью был проведен анализ того, что важнее для ребенка — хорошее питание или хорошее отношение. В 1948 г. диетолог Е. Уиддоусон обследовал два маленьких сиротских приюта, расположенных в английской оккупационной зоне Германии. В приютах было по 50 мальчиков и девочек в возрасте от 4 до 14 лет.

Воспитательницей в первом приюте, назовем его приютом А, служила веселая молодая женщина, с нежностью заботившаяся о детях. Воспитательница второго приюта-назовем его приют Б, была суровей и требовательней и отличала лишь нескольких любимцев. Обследование показало, что в течение 6 месяцев средняя прибавка в весе у детей в «добром» приюте была значительно больше, чем у детей в «строгом» приюте (здесь дети, которых отличала воспитательница, выглядели намного лучше остальных).

Через полгода произошли изменения. Во-первых, ушла на другую работу воспитательница из первого приюта, и ее место заняла суровая дама из приюта Б. Во-вторых, приют А получил дополнительный рацион — много хлеба, варенье, апельсиновый сок. И результаты не замедлили сказаться. Хотя снабжение второго приюта не изменилось, но в отсутствие строгой воспитательницы дети стали быстро прибавлять в весе. Но в приюте А, несмотря на апельсиновый сок и хлеб, прибавки в весе так и не дождались. Только любимцы и здесь составили исключение.

Наблюдения Пэттона

Автор этих строк Р. Пэттон предпринял в медицинском центре Нью-Йоркского университета длительные наблюдения за 6 детьми. Эти дети были ненормально худыми, низкорослыми. Предыстория болезни у всех была связана с неполадками в семье или с отказом родителей от детей. Например, одну годовалую девочку держали изолированно от семьи, не уделяли ей внимания и брали к матери только на время кормления. Эта девочка была вялой, заторможенной, спала по 16-18 часов в сутки. Все эти дети попали в лечебнице в обстановку нормального эмоционального окружения. И все они быстро прибавили в весе, стали подвижными и общительными. Изменения были столь разительны, что мы пришли к выводу: в очень многих случаях задержку в физическом развитии ребенка следует искать в эмоциональной области.

К сожалению, лишь немногие дети полностью оправляются от пережитой душевной травмы. Мы смогли проследить за двумя пациентами от младенчества до подросткового возраста и обнаружили спустя много лет после больницы следы нарушений и в росте, и в весе, и в возрасте костной ткани, и в интеллекте.

Удивительный случай угнетения развития привлек внимание в 1964 году. В одной семье родились близнецы—мальчик и девочка. Спустя четыре месяца после их рождения отец потерял работу, а вскоре и совсем ушел из дома. Враждебность матери по отношению к мужу, по-видимому, как-то неосознанно переключилась на сына. Рост мальчика резко замедлился по сравнению с сестрой. Годовалый, он был ростом с семимесячного. Тогда его поместили в лечебницу, и там он стал быстро нагонять потерянное. К этому времени отец вернулся к матери, и ребенка забрали домой. К своему второму в жизни дню рождения мальчик сравнялся с сестрой в росте.

Нарушения в сфере эмоций прямо влияют на эндокринную систему и тем самым на рост ребенка. Мы предположили, что импульсы из головного мозга распространяются по нервам к гипоталамусу и через него воздействуют на гипофиз, где вырабатывается гормон роста. Это предположение в общих чертах подтвердилось. Сейчас уже твердо установлено, что в гипофиз направляются гормональные приказы гипоталамуса. И если из гипоталамуса поступает неверный приказ, то выработка многих гормонов, в том числе и гормона роста, может быть нарушена.

Важное открытие

Новое важное направление в исследованиях подсказывает открытие прямой связи между выработкой в гипофизе гормона роста и особенностями сна. Связь эту открыли в 1965 году В. Хантер и В. Ригал из Эдинбургского университета. Они заметили, что у подростков ночью в кровь выбрасывается гораздо больше гормона роста, чем днем. Другие исследователи установили, что у взрослых людей повышенное содержание гормона приходится на первые два часа сна. Если человек не спит, то гормон роста вообще не вырабатывается. Было высказано предположение, что днем активизация коры головного мозга подавляет секрецию гормона роста. Тогда как сон, особенно характеризующийся медленно волновой энцефалограммой, стимулирует высвобождение этого гормона.

Правомерно ли связывать отставание в росте у детей с какими-то нарушениями? По видимому, да, поскольку твердо доказано, что у детей, лишенных материнской заботы, сон обычно нарушен. Очень часты у них бессонница, либо состояние оцепенения. 1 из 6 малышей, которых мы наблюдали с Пэттоном, спал не менее 18 часов в сутки, а другой часами бродил по темному дому, не в состоянии заснуть, хотя вся семья спала.

Дети, лишенные ласки и внимания, подчас сильно отстают в развитии, особенно в росте, даже при хорошем питании. Эти наблюдения еще раз подчеркивают, сколь сложны и утонченны отношения, связывающие между собой мать и дитя.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector