Мифический остров-государство. Атлантида и современность

Анлантида и современность
То, что мы узнали за последние 70 лет о народе, жившем 5—3,5 тыс. лет назад на островах Эгейского моря, поражает воображение. Прекрасные дворцы, украшенные статуями с расписанными стенами, где жили цари и их приближенные, большие города с мощеными улицами, многоэтажными домами, огромный флот, отважно плавающий по Средиземному морю и Атлантическому океану, замечательные изделия из глины, золота, меди, олова. Государство, где 4—3,5 тыс. лет назад существовали законы, ограничивающие поведение граждан, слоговое письмо, весовые (бронзовые) деньги. Связанный флотом с окружающим миром народ, населявший острова Эгейского моря, впитывал в себя лучшие достижения Ойкумены и, собрав их воедино, создал цивилизацию, ставшую родоначальницей классического искусства Греции.

Минойское государство 3—2-го тысячелетий до н. э. занимало весь бассейн Эгейского моря. Наиболее крупные поселения и, по-видимому, его столица располагались на Крите. Но остров Крит — это же не Атлантида Платона! Из его описаний мы узнаем Атлантиду лишь в небольшом архипелаге островов, являющихся остатками Санторинской кальдеры. Недавно на Санторине в вулканическом пепле раскопана часть города, ранее занимавшего и ту часть острова, которая 3,5 тыс. лет назад провалилась на дно моря. В домах обнаружены изумительные по красоте фрески, принадлежащие к эпохе расцвета критомикенской культуры.

Какая же роль у поселения на Санторине в Минойском царстве и почему разрушение этого сравнительно небольшого острова было воспринято в древнем Египте как гибель всего государства? Ответ на этот вопрос можно найти, если обратиться к географическому положению Санторинского архипелага. Он находится в центре Эгейского моря на полпути между Критом, Малой Азией, Кикладскими о-вами и Грецией. Минойское государство было страной мореходов. Удобное географическое положение Санторинского архипелага делало его центром, осью всего Эгейского мира. Здесь пересекались морские пути минойской державы и было удобнее всего осуществлять обмен товарами, держать военный флот на случай нападения врагов. На Санторине во времена Минойского царства были высокие горы. Следовательно, остров был виден с моря на расстоянии десятков, а может быть, и сотен километров и служил ориентиром для мореплавателей.

Вулканический массив был приспособлен самой природой, чтобы создать там неприступную военную крепость. Естественные рвы и каналы необходимо было лишь чуть-чуть подправить. Даже пресной водой остров обеспечивал себя. Остров, занимающий такое исключительно удобное положение в критском государстве, стал крупнейшим торговым и военным городом.

Силы природы нанесли смертельный удар по первому в Европе высокоразвитому государству. Вулканическая катастрофа разразилась в самом его центре. Остров, державший в своих руках связи со всем Эгейским миром, был уничтожен. Землетрясения, цунами и пеплопад обрушились на острова Эгейского моря и главным образом на Крит. Минойское государство не смогло оправиться после геологической катастрофы и последующего нашествия ахейцев. Начался его упадок.

Но в сознании очевидцев и легендах, возникших позже, гибель могущественного государства связывалась в первую очередь с гибелью Атлантиды — небольшого острова в центре Эгейского моря, разрушенного извержением. Остров Атлантида (Санторинский архипелаг) был относительно небольшим, а вследствие вулканической катастрофы погибла огромная держава. Это несоответствие древние рассказчики старались каким-то образом устранить и, может быть, поэтому в десятки раз увеличили реальные размеры Атлантиды

Итак, отождествление Атлантиды с критомикенской цивилизацией, разрушенной извержением в XV в. до н. э.— это концепция, которая в настоящее время является практически общепринятой. Из сказанного не следует, что все проблемы Атлантиды уже решены. Скорее наоборот: новейшие достижения геологии, археологии, лингвистики и других наук еще слабо используются для разработки проблемы Атлантиды. Между тем эта проблема, возникшая 2,5 тыс. лет назад, имеет непосредственное отношение к современной культуре и науке и ставит ряд важных вопросов. Вот неполный их перечень. Критская цивилизация и поразившая ее вулканическая катастрофа оставили неизгладимый след во всей последующей истории средиземноморских цивилизаций, и в особенности европейской. И без глубокого осмысления событий трехтысячелетней давности трудно понять многие проблемы истории древнего мира. Остается нерешенным вопрос, в силу каких причин на островах Эгейского моря возникла цивилизация, далеко обогнавшая не только государства Южной Европы, но и Египет и Двуречье?

В какой мере влияние критских мореходов распространилось на все Средиземноморье и за его пределами? Самого пристального внимания заслуживает вопрос о роли переселенцев, бежавших с опустошенных катастрофой островов в другие места и основавших там новые очаги высокой культуры (Кипр, Апеннинский п-ов, Пиренейский п-ов, Малая Азия, Крым, Закавказье и т. д.).

Вулканический взрыв и пеплопад, разрушившие Атлантиду, оставили след и в геологических отложениях, и в памяти народов. Значит, это событие может служить возрастным репером при синхронизации различных цивилизаций Старого Света. Не случайно указание на это уникальное природное явление мы находим практически во всех исторических источниках.

Наконец, вопрос о гибели Атлантиды (где бы она ни находилась) имеет непосредственное отношение к прогнозу стихийных бедствий. Трудно вообразить последствия катастрофы, описанной Платоном, равно как и взрыва вулкана Санторин в XV в. до н. э., если бы такое событие случилось в наше время. А ведь такие катастрофы возможны в будущем, и, чтобы к ним хорошо подготовиться заранее, необходимо всесторонне изучить событие, ставшее роковым для первой европейской цивилизации.

И гуманитариям, и естественникам, необходимо отказаться от нигилистского отношения к Атлантиде и подойти к решению этой проблемы как к конкретному научному исследованию, не менее актуальному, чем многие другие исторические и экологические проблемы.

 

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector