Античные статуи на территории Южного Узбекистана

Уже несколько сезонов Бактрийская экспедиция Ленинградского отделения Института археологии исследует древние памятники на правобережье Амударьи в Южном Узбекистане.

Как установлено в прошлые годы, здесь уже в эпоху античности получили широкое распространение разного рода антропогенные ландшафты, в том числе селитебные. При раскопках одного из древних оазисов с центром в городище Зартепе отряд экспедиции под руководством Т. Анаева летом 1977 г. открыл богатую загородную усадьбу. Ее оплывшие руины образовали пятиметровый холм с наибольшим диаметром 26 м. Оказалось, что это остатки двухэтажной постройки, возвысившейся в древности на платформе четырехметровой высоты (за время ее существования уровень окружающей поверхности заметно повысился за счет культурно — ирригационных наносов).

Из пяти помещений, расположенных на уровне первого этажа, два низких сводчатых коридорообразных помещения, скорее всего, были складами-хранилищами, куда сквозь толстые стены из сырцового кирпича даже в зной не проникала жара. Над складами сохранились остатки нижних частей комнат второго этажа. Два парадных помещения имели значительно большую высоту — не менее 5 м. В центральном небольшом зале поверху располагалась скульптурная композиция из глиняных статуй, покрытых разноцветной краской и, видимо, частично позолоченных.

Обнаружена и настенная роспись, но сохранившиеся ее куски и малы, и мало выразительны. В пору запустения здания статуи упали на пол парадного зала и образовали сложный завал, расчистка которого и закрепление скульптур потребовало немало времени, однако ценность открытия окупила усилия.

Хотя реставрация полностью не закончена, можно сказать, что вся композиция насчитывала не менее 12 скульптур, выполненных в основном в натуральный человеческий рост. Центральное место, судя по всему, занимала статуя правителя: волевое, слегка одутловатое лицо; голову украшает диадема, увенчанная распахнутыми крыльями. По-видимому, рядом находилась статуя его супруги — с черными, зачесанными назад волосами; торс богато украшен ожерельями и подвесками. Композиция включает еще не менее восьми женских персонажей в легких одеждах с нашитыми на них блестками — возможно, танцовщиц. Две мужские скульптуры со скорбно опущенными углами рта и широко раскрытыми глазами имеют несколько уменьшенный размер.

Вероятно, вся композиция имела в целом светское предназначение, украшая богатую загородную усадьбу местного аристократа. Сделанные находки и размер кирпича, из которого построено здание, позволяют отнести его сооружение к V в. н. э., когда в этих областях еще теплились художественные традиции кушанской державы, уже переставшей существовать к тому времени. Все скульптуры выполнены уверенной рукой мастера, явно стремившегося к портретному сходству, хотя и носящему идеализированный характер. Глубокий, как бы пронзительный взгляд у некоторых фигур напоминает традиции знаменитого фаюмского портрета.

Открытие этой античной скульптуры, отличающейся исключительными художественными достоинствами, представляет немалый интерес еще и потому, что большинство предметов искусства этого времени было связано с культовыми памятниками буддизма, где религиозная каноничность ограничивала свободное развитие мастерства.

Ссылка на основную публикацию
Adblock detector